КАТАЛОГ О САЙТЕ КОНТАКТЫ
НОВОСТИ ТЕОРИЯ СТАТЬИ КАК НАПИСАТЬ

Поиск  

Все темы:Основы менеджмента

Бизнес-системы постиндустриального общества

О труде, капитале и прибыли коммерческого предприятия. Любое коммерческое предприятие ставит своей целью получение прибыли. Она является основой для расширения бизнеса, для научно-технического и социально-экономического развития. Это – едва ли не главная аксиома современной экономической теории. В отсутствии прибыли коммерческий эффект предприятия будет в лучшем случае нулевым, в худшем – отрицательным, сопровождающимся напрасными тратами материальных, трудовых, интеллектуальных и финансовых ресусов. При этом хозяйственная деятельность вообще теряет всякий смысл.

Ни у кого не вызывает сомнения, что прибыль представляет из себя разницу между суммой денег, выручаемых от реализации продукции, и суммой затрат на ее производство. Однако по поводу определения природы прибыли продолжают “ломаться копья”. Как раньше, так и теперь имеют место существенные различия в объяснениях того, как и почему эта разница возникает.

Согласно, например, трудовой теории стоимости единственным источником прибыли является прибавочная стоимость, равная стоимости прибавочного продукта, создаваемого трудом наемного рабочего для капиталиста. Это положение кажется вполне очевидным и остается незыблемым на ранних этапах существования индустриального общества и даже в период так называемого “развитого машинного производства”, когда роль человека как элемента производственной системы предприятия сопоставима по своему значению с ролью машин и механизмов. Вывод о том, что владелец капитала попросту не оплачивает часть времени, которое наемный работник затрачивает, производя товар, кажется логичным в условиях, когда затраты живого труда в стоимости производимой продукции являются основными.

Однако по мере углубления индустриализации роль и место человека в системе производства меняются кардинально. В наши дни, когда эпоха индустриального развития общества в целом ряде передовых в научно-техническом и экономическом отношении стран близка к своему логическому завершению, все более отчетливо видна ограниченность такого рода объяснений природы прибыли. Не только положение работника в производственном процессе, но и сам характер труда изменились настолько, что впору говорить о том, что владелец предприятия зачастую выплачивает своему работнику гораздо большее вознаграждение по сравнению с той стоимостью, которую он создает. Идет ли речь о массовом производстве, серийном или единичном – везде можно наблюдать одну и ту же картину, когда в результате выполнения сложной, хорошо спланированной и организованной совокупности относительно простых трудовых операций появляется готовый продукт, стоимость которого намного превышает суммарную стоимость затраченного на него труда. Возникает вопрос – можно ли на самом деле считать относительно простой труд каждого отдельного работника, который по сути овеществляет в конечном продукте мизерную стоимость, источником прибавочной стоимости и в конце концов прибыли? Производства, основанные на применении робототехнических комплексов, являют собой еще более яркие примеры, не поддающиеся объяснению с точки зрения трудовой теории стоимости. Можно, конечно, считать, что овеществленный в роботах труд создает прибавочную стоимость, но это уже не будет трудовой теорией стоимости. Все это заставляет продолжать попытки по-новому взглянуть на источники возникновения коммерческого эффекта современного предприятия.

И такие попытки делаются регулярно. Как раньше, так и теперь существует точка зрения, что источник происхождения прибыли следует искать в сфере обращения. Но чаще всего при этом считается, что она возникает скорее в процессе обмена, нежели в процессе производства товара и представляет из себя результат обмена неэквивалентных стоимостей.

Такой подход по вполне очевидным причинам вообще не выдерживает элементарной критики. В самом деле, если покупатель всегда отдает продавцу стоимость большую, чем та, что реально овеществлена в товаре, то возникает справедливый вопрос, откуда у покупателя изначально взялась эта стоимостная “дельта”, которую он расходует на доплаты продавцу при каждой покупке нового товара?

Если остаться на позициях трудовой теории стоимости и продолжать утверждать, что прибыль предприятия создается неоплачиваемым трудом его наемных работников, то само собой возникает предположение об особом характере живого и овеществленного труда, применяемого в едином производственном процессе на современном предприятии. Особенность этого характера состоит в их способности создавать стоимость, которая больше их собственной. И это также кажется весьма сомнительным утверждением хотя бы потому, что не ценность труда определяет ценность продукта, а, наоборот, ценность продукта характеризует ценность овеществленного в нем труда. Величина прибыли зависит от того, насколько ценным оказывается продукт для тех, на кого он рассчитан.

В наши дни становится все более очевидным, что не только и не просто труд или капитал являются источником прибыли предприятия, а скорее вся система в целом, в которой происходит появление и потребление его продукции. А в этой системе есть и коммерческие идеи, и знания, и информация, и конкуренция. Более того, сам труд, идеи, знания и информация могут иметь отношение не только непосредственно к процессу производства продукта, но и процессу организации предприятия, процессу обмена, процессу конкуренции и процессу привлечения инвестиций.

Бизнес-система

Если прибыль отождествить с синергетическим эффектом взаимодействия элементов и условий деятельности коммерческого предприятия в процессах организации, производства, реализации продукции, а также процессов инвестирования и конкуренции, то саму систему, в которой возникает такое взаимодействие, можно назвать бизнес-системой (см., например, рис. 1).

Рисунок 1. Бизнес-система коммерческого предприятия

В бизнес-системе прибыль может проявиться в любой ее части: как результат хорошей организации предприятия, как результат эффективного производства, как результат удачных инвестиций, как результат победы в конкурентной борьбе или как результат выгодной реализации продукции. Однако, это будет всего лишь проявлением, но не сутью. Суть же состоит в том, что именно бизнес-система в целом является источником прибыли предприятия. Как бы хорошо не было отлажено производство, но отсутствие необходимых для его функционирования инвестиций (например, под оборотные средства), приведут к получению отрицательного коммерческого эффекта. То же самое можно сказать в случае проблем с реализацией продукции или же в случае сильного давления со стороны конкурентов.

Бизнес-систему можно и необходимо рассматривать как систему отношений между предпринимателями, работниками, инвесторами, конкурентами коммерческого предприятия, а также потребителями его продукции и третьими сторонами, имеющими определенный интерес в отношении данного предприятия. Третьи стороны (их еще называют stakeholders – держатели интересов), как правило, обладают достаточными возможностями влиять на условия функционирования коммерческого предприятия. Их интерес так или иначе проявляется в желании участвовать в распределении прибыли предприятия. Государство будет воздействовать на условия бизнеса с целью увеличения поступлений в казну. Профсоюзы будут предпринимать действия с целью увеличения отчислений из прибыли на улучшение условий труда работников (включая и условия материального вознаграждения). Органы муниципального управления через воздействие на условия бизнеса будут добиваться от предприятия больших отчислений из прибыли на поддержание порядка в районе и его развитие и т.д.

Во взаимоотношениях между собой участники бизнес-системы определяют цену своего участия в деятельности коммерческого предприятия. По сути, коммерческое предприятие может состояться только тогда, когда так или иначе достигнуто согласие по поводу данного ценообразования.

Переоценка отдельными участниками своей роли в коммерческом предприятии может привести к невозможности существования бизнес-системы. Например, налоги, сборы, пошлины, оплата всевозможных услуг государственных органов по-существу формируют ту цену, которую государство назначает за возможность ведения бизнеса на своей территории. Если предпринимателей эта цена не устраивает, они просто уводят свой бизнес из этого государства. Стало быть для государства разумнее назначать конкурентоспособную цену за свои условия с тем, чтобы бизнес не уходил, с тем, чтобы возникало как можно больше бизнес-систем.

Каждый элемент бизнес-системы должен оцениваться не абсолютно, а с учетом его конкретной роли и места в коммерческом предприятии. Живой труд, например, может по-разному выступать в качестве элемента бизнес-системы. Если он предлагается как товар и приобретается предприятием наряду с другими материально-вещественными факторами единого производственного процесса, то предприятие оказывается заинтересованным в максимальной степени потребления этого товара. Однако труд может предлагаться и приобретаться предприятием как капитал (заемный капитал). Трудящийся при этом из наемного работника превращается в инвестора коммерческого предприятия со всеми вытекающими из этого отношениями. Инвестируя свой труд как капитал в коммерческое предприятие, человек отказывается от прав требовать плату за труд, но приобретает права на участие в распределении получаемой прибыли, на проценты на вложенный капитал, а в определенных случаях (например, банкротства предприятия) и возврата эквивалента вложенного капитала.

Типология бизнес-систем

Содержание, степень сложности, а значит и значение процессов, образующих бизнес-системы, могут меняться и на самом деле меняются в зависимости от условий конкретного коммерческого предприятия (см. Рисунок 2).

Организация предприятия, в одном из крайних случаев, может выступать как внешняя по отношению к нему, системообразующая, функция. Для осуществления данной функции требуются специальные органы управления, представляющие из себя, по сути, отдельную систему, которая также нуждается в организации. Как видно, круг замыкается, из чего следует вывод, что организация предприятия, реализуемая как внешняя по отношению к нему функция, по своей природе всегда является неполной, незавершенной. Такие предприятия, как правило, оказываются очень неустойчивыми в своем развитии, легко подвергаются кризисам и очень трудно их преодолевают. Без поддержки со стороны такие предприятия долго не “живут”. В другом случае, предприятие может возникнуть органически в результате самоорганизации. Это предприятия так называемого предпринимательского плана. Они оказывается в высшей степени устойчивыми в деловой среде, показывая порой поразительные темпы и масштабы своего развития.

Производство, соответственно, может быть внутренне замкнутым, т.е. целиком и полностью ориентированным на сосредоточение всех производственных ресурсов и мощностей на самом предприятии, или же открытым, что предполагает использование производственных ресурсов и мощностей других предприятий для изготовления требуемого продукта. Содержание процесса реализации производимой продукции может изменяться в континууме “от производителя к потребителю” - “от потребителя к производителю”.

Бизнес-система любого коммерческого предприятия будет очень сильно зависеть от того, какой по своему характеру является конкуренция в экономическом пространстве. Одно дело, если имеет место товарная конкуренция, т.е. конкурируют может быть разные с точки зрения качественных свойств и экономических характеристик, но одинаковые по своим потребительским параметрам товары. Другое дело, когда конкурируют носители и исполнители определенных функций.

Процессы инвестирования также будут играть в бизнес-системах различную роль в зависимости от того, каковыми они являются по своей природе. Мы различаем материально-вещественное (как простейшую форму, когда инвестор предоставляет в распоряжение предприятия имеющиеся у него ресурсы) и патисипативное (как высшую форму, когда инвестор участвует в деятельности предприятия, так как сам является носителем необходимого интеллектуального, человеческого и структурного капитала) инвестирование.

Рисунок 2. Пространство изменения содержания процессов, определяющих тип и характер бизнес-системы

Для определения типа бизнес-систем введем следующее координатное пространство (см. Рисунок 3).

Рисунок 3. Координатное пространство для определения типа бизнес-систем

Если на осях этого координатного пространства измерять соответствующие типы организационных, производственных, реализационных, конкурентных и инвестиционных процессов, характерных для определенного коммерческого предприятия, то тогда возникает однозначное соответствие между профилем диаграммы, получаемой в данном координатном пространстве, и типом бизнес-системы этого предприятия (см. Таблица 1).

“Классическими” можно назвать внутренне замкнутые предприятия “инсорсингового” типа, единый производственный процесс в которых построен по принципу минимизации транзакционных издержек, т.е. издержек, связанных с осуществлением операций на рынке. “Инсорсинг” (англ. insourcing) – это использование внутренних источников для обеспечения нормального хода единого производственного процесса в целом. Профиль бизнес-системы предприятий данного типа (см. Рисунок 1) отличают предельно сложные процессы организации и управления собственно производством продукции в условиях минимальных поставок материалов и комплектующих изделий со стороны, массовый гарантированный сбыт выпускаемой продукции, низкий уровень конкуренции как на рынках факторов производства, так и на рынках товаров и услуг, простые формы привлечения инвестиций под развитие. Вместе с тем, отличительной особенностью предприятий данного типа является вся ориентация процессов, формирующих его бизнес-систему. “Осевыми” являются процессы организации, производства и реализации, эффективность которых обуславливается конкурентными и инвестиционными процессами.

Современной хозяйственной практике известны так называемые “пустотелые” (или “оболочечные”) компании, в которых все производственные функции, порой начиная с функции дизайна конечного продукта, его конструкторско-технологической разработки, подготовки производственного процесса и заканчивая упаковкой готового товара, равно как и функции, связанные с его реализацией, передаются на контрактной основе сторонним организациям. Само собой разумеется, что организация такого производства возможна только на условиях субподряда. В этом случае явно видно, что если не считать бизнес-систему источником образования прибыли, то существование “пустотелой” компании противоречит экономической логике. В самом деле, субподрядные организации получают за свою часть работы эквивалент произведенных ими затрат и соответствующую прибыль.

Таблица 1. Типы бизнес-систем

Профиль бизнес-системы предприятия “инсорсингового”, внутренне замкнутого типа

Профиль бизнес-системы предприятия производственного типа

Профиль бизнес-системы предприятия “пустотелого” типа

Профиль бизнес-системы предприятия “аутсорсингового”, открытого типа

Профиль бизнес-системы виртуального предприятия

“Пустотелая” компания не добавляет к производимому продукту практически никакой стоимости (во всяком случае в сравнении с той, что была перенесена подрядчиками), по сути, лишь осуществляя привлечение инвестиций для производства продукции, пользующейся в обществе определенным спросом, и принимая на себя издержки, связанные с конкурентной борьбой. Но тем не менее она также извлекает определенную прибыль (см. Рисунок 4). Откуда возникает этот экономический эффект, если не из самой системы бизнеса? Любой бизнес связан с необходимостью несения так называемых транзакционных издержек, т.е. издержек по осуществлению транзакций во внешнем экономическом окружении. Сюда могут быть отнесены все издержки по предварительному изучению конъюнктуры рынка, заключению хозяйственных договоров, привлечению инвестиций, обеспечению нормального хода процесса подготовки и осуществления производства, сбыта готовой продукции, ведению конкурентной борьбы и т.д. Конечно, отдельные транзакционные издержки (например, связанные с маркетинговыми исследованиями, рекламой, ведением бухгалтерской отчетности и т.п.) “пустотелая” компания также может передать на сторону. Но избавиться от всех она просто не может потому, что несение транзакционных издержек чужого бизнеса и есть бизнес “пустотелой” компании.

Рисунок 4. Бизнес-система “пустотелой” компании

Важно отметить, что как внешняя, так и внутренняя среда “пустотелой” компании целиком и полностью формируется по законам рынка, в отличие от классических фирм, где внутренняя среда подчиняется внутрифирменным законам, находящимся в значительной степени во власти административных решений. Собственно, именно поэтому компания и называется “пустотелой”, что граница между внешней и внутренней средой здесь фактически отсутствует.

Возникновение и успешное функционирование “пустотелой” компании возможно лишь в определенной экономической среде. Для нее необходимы не просто условия рыночной экономики, а противоречивые условия устойчивого насыщенного рынка с развитой институциональной и инфраструктурой, неопределенным спросом на предполагаемую продукцию, но с разумным налоговым климатом. Только в этих условиях появляется смысл освобождения от транзакционных издержек с целью повышения рентабельности производства путем вынесения их за рамки фирмы. В других случаях “классическая” внутренне замкнутая на собственном производстве компания будет стремиться сделать транзакции частью своего единого производственного процесса.

В отличие от “пустотелых” компаний предприятия “аутсорсингового” типа определенно имеют внутреннее наполнение, которое в идеале образуется на базе их отличительных способностей, являющихся основой их конкурентных преимуществ на рынке. Аутсорсинг, предполагающий выполнение определенных частей единого производственного процесса компании сторонними фирмами на подрядной основе, предполагает по сути такой же подход к организации коммерческой деятельности, как и в случае “пустотелых” компаний. Однако имеется один существенный момент, обусловливающий необходимость отличать эти два типа предприятий. В случае “пустотелой” компании основой ее конкурентных преимуществ является ее умение работать на рынке, привлекать инвестиции и конкурировать. Для аутсорсинговой компании характерно наличие собственного производства, в котором реализуется бизнес-идея и в котором проявляются отличительные способности данной компании, являющиеся основой ее конкурентных преимуществ. Аутсорсинг в принципе предпринимается для уменьшения зависимости (если не сведения ее вообще к нулю) предприятия от внешних инвесторов и конкурентов (см. Рисунок 5).

Рисунок 5. Бизнес-система “аутсорсинговой” компании

Профиль бизнес-системы виртуального предприятия (см. Рисунок 6) с позиций здравого смысла представляется “вырожденным” (или “нулевым”) вариантом профиля любого другого предприятия. Виртуальность в том и состоит, что реальных процессов организации, производства, реализации продукции, конкуренции и инвестирования здесь не протекает. Инвестиции уже давно сделаны в реально существующие производственные блоки (но не в компанию, которой нет!). Конкуренция не может появиться, так как не известна природа возникающей потребности. Виртуальное предприятие может возникнуть в любое время и в любом месте. Это, по-существу, лишь ощущение существования реального предприятия, которое возникает у потребителя всякий раз, когда он стремится удовлетворить свои определенные потребности. С возникновением конкретной потребности у конкретного потребителя практически мгновенно возникает организационная структура, порождающая конкретный отклик на данную потребность.

Виртуальное предприятие с достаточной степенью точности можно было бы также назвать “предприятием конкретного потребителя”. Потребитель – единственный реальный элемент бизнес-системы виртуального предприятия. Конкретная потребность является исходным и конечным пунктом всех процессов, образующих бизнес-систему. Получается так, что товар, предназначенный для удовлетворения конкретной потребности, оказывается реализованным еще до того, как он произведен. Иными словами, он реализуется в форме “виртуального товара”, так как только конкретный потребитель представляет себе его в полной мере.

Все элементы бизнес-системы виртуального предприятия соединяются в систему в конечном потребителе виртуального продукта. В нем одном “борятся” потребительские, конкурентные, инвестиционные, организационные и производственные начала.

Рисунок 6. Бизнес-система виртуальной компании

Экономика перехода к пост-индустриальному обществу

Ни у кого сегодня не вызывает сомнения тот факт, что уровень экономического и социально-политического развития общества зависит от уровня его научно-технического прогресса. В свое время австрийский экономист Йозеф Щумпетер даже предложил цикловую модель индустриального развития. Длительность каждого цикла, по его мнению, скорее всего составляет 50-60 лет. Начало очередного цикла знаменуется определенной промышленной революцией и свидетельствует о возникновении принципиально новой производственно-экономической среды в данном обществе.

Каждый индустриальный цикл (по Щумпетеру) уникален в силу уникальности факторов, лежащих в основе экономического развития общества в данный период. Различия в этих факторах от периода к периоду объясняют и неравномерность развития отраслей экономики. Каждый новый индустриальный цикл характеризовался не только возникновением новых отраслей хозяйственной, которые составляли фундамент экономического благополучия общества в этот период, но и принципиальными изменениями в уже имеющихся отраслях (см. Рисунок 7).

Первый индустриальный цикл, начало которого связывается Щумпетером с первой промышленной революцией и датируется приблизительно 1785 годом, характеризующийся активным применением энергии воды в производственных процессах, привел к появлению таких фундаментальных отраслей экономики, как металлургическая и текстильная. В течение второго индустриального цикла (с 1845 по 1900 годы), в основе которого лежало открытие парового двигателя, происходит дальнейшее развитие текстильной и металлургической отраслей (в частности, появляется сталелитейная промышленность), а также возникает отрасль железнодорожного транспорта, в корне изменившая инфраструктуру экономики того времени. Третий индустриальный цикл (1900-1950) начался с промышленной революции, вызванной изобретениями, связанными с использованием электрической и химической энергии. В частности, с изобретением двигателя внутреннего сгорания. В этот период происходит становление отраслей химической промышленности и развитие автотранспорта. Факторами четвертого индустриального цикла (1950-1990) стали атомная энергия и электроника. Их применение коренным образом изменило структуру уже сложившихмя отраслей и привело к появлению принципиально новых, таких как авиакосмическая, радиоэлектроника, электронное машиностроение и т.п. С 1990 года начался пятый индустриальный цикл, который связывают с развитием информационных сетей на основе достижений в области информатики и телекоммуникаций. Окончание данного цикла прогнозируется приблизительно к 2020 году.

Рисунок 7. Циклы индустриального развития

Считается, что этот пятый цикл является последним циклом индустриального развития и представляет из себя своеобразный переход к пост-индустриальному обществу.

Первая промышленная революция, доказавшая возможность и экономическую эффективность замены мускульной силы механической, основанной на использовании энергии воды, фактически стала моментом начала новой эры в развитии человечества – эры индустриализации. Разрабатывая и повсеместно применяя разнообразные новые формы использования машин и механизмов, человек изменил не только свое положение в процессе производства материальных благ, он в корне изменил весь свой мир. Это стал индустриальный мир, принципиально отличающийся от до-индустриального не только тем, как люди работали, но и тем, как они вообще жили.

Современная промышленная революция знаменует собой наступление пост-индустриальной эры. Происходит уже не простое изменение положения и роли человека в процессе производства материальных благ, происходит его активное вытеснение из этого процесса. В наиболее развитых в промышленном отношении странах процесс этого вытеснения виден достаточно отчетливо. В США и Японии, например, в большинстве промышленных отраслей доля издержек на оплату труда производственных рабочих в общей стоимости продукции не превышает сегодня 5%, что значительно меньше доли отчислений на амортизацию производственных фондов. Существенные структурные сдвиги видны и в составе экономически активного населения этих стран. Здесь наиболее быстрыми темпами возрастает доля мелких и средних предпринимателей, менеджеров, работников информационной сферы, научных работников. Происходит это за счет сокращения удельного веса производственного персонала предприятий. В США, например, доля инженерно-технического и административно-управленческого персонала за последние 40 лет выросла вдвое, превысив 35%-ый рубеж. Сегодня, конечно, можно только догадываться о том, каким будет мир в пост-индустриальную эру. Можно встать на позиции кого-то из футурологов и принять за основу нарисованную ими картину будущего мира. Но, в этом нет особой необходимости. Чтобы представить, что ждет бизнес в недалеком будущем, какие бизнес-системы будут доминировать, на чем будет строиться коммерческий успех предприятий, гораздо важнее просто уловить основные тенденции в развитии современного общества.

Уже к середине 90-х годов заканчивающегося столетия стало очевидно, что человечество обладает всеми необходимыми научными, технологическими и производственными ресурсами для полномасштабной глобализации экономики. Товары могут производиться не только тогда, когда возникает соответствующая потребность. Они могут производиться в любом месте мира, независимо от того места, где возникла потребность, и сбываться там, где на них есть спрос, независимо от того, имеются ли в этом месте возможности для их производства. Глобализация экономики создает благоприятные условия для распространения транснациональных корпораций и глобализации бизнес-систем. Происходит интернационализация элементов и условий бизнес-систем при одновременной глобализации бизнес-процессов. Чтобы понять, насколько это явление укоренилось в нашей жизни, достаточно заглянуть под копот своего автомобиля. Тогда в японском автомобиле, собранном в Великобритании, но купленном и эксплуатируемом в России, можно без труда обнаружить свечи из Германии, ремни из Бразилии, микропроцессоры из США, лампы из Чехии и т.д. О чем это говорит? По меньшей мере о том, что “классические” предприятия инсорсингового типа уже стали достоянием истории. Если в начале 20-го века автомобильный завод Форда самостоятельно выпускал 100% всех комплектующих изделий к своим автомобилям (не считая, естественно, самих автомобилей), то сейчас корпорация Ford две трети комплектующих получает со стороны.

Начало и расцвет индустриального периода развития общества сопровождался постепенным переходом от локальных хозяйств к национальным экономикам и распространением международных экономических отношений. В пост-индустриальный период человечество вступает с глобальной экономикой, а каждый человек в отдельности начинает осознавать себя элементом глобального хозяйства.

Очевидно, что в ближайшем будущем завершится и процесс вытеснения человека из непосредственного процесса производства. Что это будет означать? Скорее всего то, что завершится процесс формирования принципиально новой среды обитания человека, представляющей из себя композицию естественной и искусственной природы, постоянно воспроизводимой как необходимые и достаточные условия современной жизни. Кроме всего прочего, это будет еще и означать, что основу пост-индустриальной экономики будут составлять отрасли, производящие продукцию с очень высоким удельным весом человеческого интеллекта (микроэлектроника, информатика, биотехнология, телекоммуникации и др.), а не с высоким удельным весом сырья, материалов и трудозатрат (такие, например, как металлургия, машиностроение, сельское хозяйство и т.п.). Показателен в этом плане пример динамики соотношения занятых в различных секторах экономики в США (см. Рисунок 8).

Рисунок 8. Динамика соотношения занятых в сельском хозяйстве, промышленности, сферах обработки информации и услуг в США

Экономика пост-индустриального периода будет представлять из себя экономику над-индустриальных отношений, складывающихся не в процессе производства, а в сфере его обслуживания (подготовки, организации и управления). Некоторые аналитики усматривают в этом большую опасность для общества, прежде всего, в смысле возрастания вероятности краха сложившейся мировой финансовой системы. В основе этих опасений лежит тот факт, что валюта наиболее развитых в промышленном отношении стран (в частности, доллар США) в соответствии с Бреттон-Вудскими соглашениями стала фактически мировой валютой. Однако, во-первых, национальная резервная система одной страны (например, США) или даже группы стран (например, Европейского Союза) не в состоянии контролировать финансовую ситуацию, выходящую далеко за рамки границ одного государства или союза государств. Ситуация усугубляется еще и тем, что государственные резервные системы эмитируют весьма незначительную долю мировых денег, находящихся в настоящее время в обращении. Резервная система США эмитирует лишь около 8% всех обращающихся долларов, а остальная масса их эмитируется частными банками. Однако процент резервного обеспечения выпущенных в таких банках денег невероятно низок – 3-4%. Во-вторых, с отказом международного сообщества от золотовалютного стандарта деньги, находящиеся вне контроля их эмиссионного центра, с большим трудом поддаются оценке с точки зрения их реальной стоимости. Правильнее было бы говорить, что мировые валюты сегодня стоят столько, на сколько их оценивают финансовые спекулянты. Считается, что переоценка или недооценка этих денег в силу разнообразных конъюнктурных соображений (например, политического характера), вкупе с огромным количеством “фантомных” денег, может приводить и приводит к глобальным финансовым кризисам, парализующим порой экономику многих государств и целых регионов.

Накопленный в обществе производственно-технологический потенциал позволяет создавать новые коммерческие предприятия не только и не столько путем приобретения и соединения отдельных факторов производства, сколько путем объединения в систему уже действующих предприятий, в частности, через аутсорсинг. Этот процесс можно назвать процессом гипер-организации. Для такого процесса требуется гораздо меньше финансового капитала.

Кроме того, преимущественно умственный характер труда современного работника изменяет его положение с позиций наемного рабочего на позиции инвестора интеллектуального капитала. В финансовом отношении наблюдается уменьшение суммы средств, авансируемых на покупку рабочей силы как фактора производства, и, следовательно, сокращение оборотного капитала предприятия. При этом основной капитал увеличивается за счет непрерывно накапливаемых организационных знаний, хотя это увеличение пока еще не всегда можно точно оценить. Однако тенденция к снижению стоимостного строения капитала, которым располагает современное предприятие, очевидна. Это же одновременно свидетельствует об изменении роли и значения на предприятии владельцев материально-вещественных и финансовых факторов производства, с одной стороны, и интеллектуального капитала, с другой. В индустриальном мире расклад сил как на отдельно взятом предприятии, так и в обществе в целом определяется собственностью на материально-вещественные и финансовые факторы производства, которые имеют решающее значение для коммерческого успеха, без которых не может состояться производство и создание продукта. В пост-индустриальном мире основной является роль интеллектуального капитала, поскольку именно он открывает возможности для применения материально-вещественного и финансового капитала. Вместе с этим меняется и расстановка сил среди собственников различных форм капитала и сегодня претензии собственников денежного капитала на особое положение в бизнес-системах выглядят, мягко говоря, рудиментарными.

Пост-индустриальная экономика может порой удивлять своими явными противоречиями. Например, один из наиболее известных сегодня американских специалистов по мировой экономике и глобальным проблемам профессор Лестер Карл Туроу считает: ”То, с чем мы сталкиваемся сегодня, загадочно. Рост производительности труда приближается к своим минимальным показателям, но технологии развиваются все более стремительно. Все новые интеллектуальные отрасли открывают возможности достижения богатства в масштабах, о которых ранее нельзя было и помыслить...Не говоря о возможных последствиях, это замедление роста является величайшей загадкой, с которой сталкивается капиталистический мир”. Недоумение уважаемого профессора можно понять. Новое явление – снижение темпов роста производительности труда при ускорении темпов научно-технического прогресса – никак не укладывается в каноны индустриальной экономики, все характеристики которой ориентировались на масштаб удовлетворения общественных потребностей. Пост-индустриальная экономика – это экономика качества жизни и по всей вероятности производительность труда вряд ли может выступать здесь критерием эффективности. Хотя и существует прямая связь между темпами роста производительности труда и ростом заработной платы, она скорее относится не ко всему обществу, а лишь к малоимущим слоям. В поддержании их уровня качества жизни должна проявиться социальная роль государства.

В условиях индустриальной экономики роль человека как элемента бизнес-системы коммерческого предприятия определялась его собственностью на материально-вещественные и финансовые факторы производства. Из незначительного числа собственников физического и финансового капитала выделялись предприниматели и инвесторы, которые становились “душой” коммерческих предприятий. Остальное большинство членов общества превращалось в наемных работников. Пост-индустриальная экономика заставляет включить в число необходимых факторов производства и интеллектуальный капитал, а это уже коренным образом меняет расклад общественных сил.

Важная особенность интеллектуального капитала – его вездесущность и всеобщность. Интеллектуальный капитал проникает и в материальный, и в финансовый, и в трудовой капитал любого предприятия. Чем глубже это проникновение, тем важнее роль субъектов интеллектуального капитала для бизнеса. Сегодня их называют по-разному – интеллектуальные работники (knowledge workers), высококвалифицированные специалисты, ученые или научные работники, “золотые воротнички”. Но как бы их не называли, очевидно то, что они уже не просто работники предприятий, а вместе с этим и предприниматели, и инвесторы. Высокий профессионализм и знания позволяют этой категории работников совмещать профессиональную деятельность в производственном процессе с участием в управлении и владении предприятием. Порой они совмещают работу по найму в одном месте с собственной предпринимательской деятельностью.

Рисунок 9. Соотношение стоимости материальных активов и рыночной стоимости корпораций Lotus и Netscape (млн. долларов)

Возникает справедливый вопрос – о какой части общества идет речь? Р.И.Цвылев считает, что субъектами интеллектуального капитала уже сегодня можно считать около 40% всего трудоспособного населения развитых стран. Свидетельством той важной роли, которую играют в современных корпорациях эти субъекты, является разрыв в оценке материальных активов и рыночной стоимости этих корпораций (см. Рисунок 9).

Метаморфозы пост-индустриального бизнеса

Первая метаморфоза происходит с результатом бизнеса. Привычное представление о том, что результатом бизнеса может являться либо готовый к употреблению продукт, либо услуга, сегодня меняется буквально на глазах. Приобретая практически любой продукт, потребитель одновременно приобретает и набор определенных услуг. И, наоборот, вместе с приобретением услуг приобретаются и определенные продукты.

Счастливые обладатели современных моделей “Мерседессов” иногда даже не подозревают, что вместе с покупкой автомобиля они автоматически стали обладателями системы его сервисного обслуживания через бортовой компьютер, связанный с технической станцией посредством Интернет. Эта система постоянно следит за состоянием автомобиля и передает соответствующую информацию на станцию технического обслуживания, где она и анализируется. Естественно, что такие скрытые дефекты, как, например, износ подшипника ступицы, обнаруживаются задолго до того, как в машине появляются какие-то посторонние стуки и скрипы. После анализа полученной из автомобиля информации система может послать сообщение водителю о том, что автомобиль необходимо доставить на станцию технического обслуживания для ремонта, а иногда такой ремонт может производиться и во время движения автомобиля путем загрузки на его бортовой компьютер соответствующего программного обеспечения.

Европейские и американские автомобилисты могут быть спокойны за свой автомобиль, покупая противоугонную систему LoJack. Конечно, она не дает гарантии, что автомобиль не угонят, но она гарантирует, что он будет найден в течение нескольких дней. Дело в том, что небольшое хорошо спрятанное устройство подает радиосигнал, позволяющий полиции абсолютно точно определить место нахождения угнанного автомобиля. Вот это услуга – так услуга! Следующее поколение LoJack будет позволять владельцу автомобиля посылать иммобилизующий сигнал на свой автомобиль, что еще больше усложнит жизнь угонщикам и упростит задачу полиции.

Времена, когда можно было продать продукт своему клиенту и забыть об этом, ушли в прошлое. Ускорение научно-технического прогресса постоянно поднимает уровень качества жизни. Жизненный цикл продукта так называемого “длительного пользования” сегодня очень короток. Люди уже не покупают, например, автомобили с мыслью, что они могут перейти по наследству их детям. Каждый год появляются новые модели автомобилей. Четырехлетний автомобиль среднего класса оказывается просто экономически менее выгодно содержать и обслуживать по сравнению с покупкой нового автомобиля.

Все это означает, что производителям и продавцам товаров приходится думать о людях, которые покупают у них эти товары сегодня, как о потенциальных клиентах в ближайшем будущем, например, через полгода, три месяца или месяц. Но когда взаимодействие с клиентом происходит с такой частотой, не напоминает ли это бизнес в сфере услуг? С другой стороны, в сфере услуг происходит противоположный процесс. Клиенты хотят, чтобы оказываемые им услуги предоставлялись как можно быстрее. Причем это желание имеет место независимо от того, идет ли речь о ремонте квартиры или о помощи по заполнению налоговой декларации. Под давлением времени возможности персонифицировать услуги под каждого клиента в отдельности резко сокращаются. Сегодня повсеместно наблюдается стандартизация, унификация и пакетирование услуг. Другими словами, услуги все больше и больше становятся похожими на продукты.

Услуга по определению, предполагает, что клиент получает удовлетворение своей потребности чем-то, что нельзя потрогать или приобрести и хранить. В услуге основную ценность для клиента представляет именно то, что от него скрыто, неосязаемо. Именно за неосязаемую составляющую потребитель услуги платит основную часть стоимости услуги. Однако сегодня все больше и больше продуктов заключает в себе значительную долю неосязаемой потребителем стоимости, за которую последний и платит основную цену. Например, стоимость ингредиентов во многих лекарствах сегодня составляет ничтожную долю в общей цене, которую мы оплачиваем. За что же мы платим? За ту работу, которая была проделана в процессе разработки данного лекарства, за исследования, эксперименты и т.д.

Продукты все больше становятся похожими на услуги, которые должны быть вскоре оказаны, а оказание услуг все больше выглядит как потребление продуктов. Ясно одно, что сегодня теряет всякий смысл различие бизнеса в сфере производства и реализации продуктов и бизнеса в сфере оказания услуг. Чистый продукт, равно как и чистая услуга, уже не могут являться основанием для удовлетворения современных потребностей людей.

Современный бизнес все больше превращается в бизнес, если так можно выразиться, товарных услуг или обслуживаемых товаров. Но у этого бизнеса меняется не только лицо, но и характер.

Стремление сохранить клиентуру своих товарных услуг (или обслуживамых товаров) заставляет постоянно увеличивать скорость реакции бизнеса на запросы потребителей, что в результате приводит к обслуживанию их в режиме реального времени в течение 24-х часов в сутки, независимо от местонахождения клиента. Нетрудно себе представить, как меняются в этих условиях бизнес-системы. Клиент, приобретший некогда обслуживаемый товар, сообщает о своей потребности конкретному производителю. Производитель, таким образом, оказывается вне товарной конкуренции (по крайней мере до тех пор, пока будет исправно выполнять свои функции). Клиенту же оказывается безразлично, кто на самом деле обслуживает его потребность, какие для этого привлекаются инвестиции и ресурсы, как организовано производство. Поэтому очень часто под маркой фирмы-изготовителя обслуживаемого товара оказание услуг клиенту фактически может осуществляться сторонними субподрядчиками. Некоторые фирмы идут даже дальше: они включают самого клиента в процесс удовлетворения появившейся у него потребности. Возьмите любое руководство к современым маркам телвизоров, видеомагнитофонов или компьютеров и загляните в раздел “Диагностика и действия в случае неполадок”. Там содержатся инструкции к действиям пользователя в целом ряде ситуаций.

Вторая метаморфоза происходит с главными участниками бизнес-системы. Стирается грань между продавцом и покупателем результатов бизнеса. Любой продавец становится одновременно и покупателем, а покупатель, соответственно, - продавцом. Дни, когда продавцом можно было назвать того, кто выкладывал на прилавок свой товар или услугу, а покупателем того, кто платил за них деньги, постепенно становятся достоянием истории.

Супермаркет приобретает у производителя товар для реализации его в системе розничной торговли, уплачивая за этот товар соответствующую цену. Очевидно, что покупатель здесь супермаркет, а продавец – фирма-производитель. Казалось бы, с завершением акта купли-продажи производителем своего товара супермаркету у производителя исчезают все основания для заботы о его дальнейшей судьбе. Однако, это вовсе не так. Фирму-производителя начинает заботить то, чтобы посетители супермаркета увидели ее товар в выгодном свете и она платит супермаркету за то, чтобы этот товар был выставлен в лучшем месте. Вот и продавец стал покупателем, а покупатель – продавцом.

Если представить себе, что финансовые потоки являются лишь одной из нескольких составляющих операции по купле-продаже товаров и услуг, то грань между современным продавцом и покупателем становится еще более расплывчатой. Стоит только задуматься о том, насколько важно продавцу знать своего покупателя не только с экономической точки зрения (т.е. с точки зрения его финансовых возможностей), а со всех сторон его жизни (кто он по профессии, каково его семейное положение, каковы его интересы и т.п.), как сразу же становится ясно, почему зарегистрированные клиенты получают от продавца денежные бонусы, скидки, подарки и т.п. Знание своего клиента резко повышает шансы продажи ему товаров и услуг. Обладание информацией о клиенте позволяет делать ему предложение именно “в то время и в той форме”. А если клиент еще и сделает дельные замечания относительно того, как улучшить свойства товара, то ему вообще цены не будет. За такую информацию не грех и заплатить.

В некоторых случаях сегодня уже вообще становится не ясно, кто кому должен платить. Если, например, фирма-разработчик программного обеспечения за год-полтора до запуска своего программного продукта в продажу делает бесплатно доступной для специалистов его так называемую бета-версию, а затем, проанализировав замечания и предложения этих самых специалистов, доводит этот продукт до высшей степени товарной готовности, то кто здесь продавец и кто покупатель? Процесс размывания грани между продавцом и покупателем еще больше подтверждает ту мысль, что именно бизнес-системы являются источником прибыли коммерческого предприятия. В самом деле, если большая часть дохода современного супермаркета образуется не тогда, когда он выступает продавцом (получая деньги от своих клиентов за продаваемые им товары), а когда он выступает покупателем (получая деньги от продавца за надлежащее представление покупаемого товара для последующей продажи), то говорить о том, что источником прибыли является неоплаченный прибавочный труд или неэквивалентный обмен по меньшей мере не логично. Прибыль в такой бизнес-системе образуется одновременно и у продавца, и у покупателя.

Характерно, что в бизнес-системах индустриального общества между продавцом и покупателем складываются, как правило, односторонние отношения. Продавец определяет, какой продукт следует производить, назначает его цену, определяет время и место его продажи. Покупатель может принимать или не принимать эти условия, устанавливаемые продавцом. Конечно, его может не устраивать цена, время и место продажи. Он даже может проинформировать тем или иным образом об этом продавца. Но влиять на формирование цены он не может (случаи, когда покупатель указывает продавцу на темное пятно на корке арбуза, просит уступить в цене, во внимание не принимаются).

Третья метаморфоза бизнеса в пост-индустриальном обществе касается капитала, привлекаемого коммерческим предприятием. Главным достоинством или, если хотите, конкурентным преимуществом капитала для пост-индустриального бизнеса становится его способность создавать новую стоимость, а отнюдь не его размер. До сих пор же именно наращивание производственных мощностей, т.е. увеличение размера капитала, считалось средством экономического роста. Однако, когда в обществе концентрация производственных мощностей достигает критической точки, первостепенное значение приобретает ответ на вопрос, как их использовать, а не где их взять? На фондовом рынке по курсу акций сегодня хорошо видно, что “более способный” капитал ценится значительно выше своей реальной стоимости. Выше уже приводились данные по компаниям Lotus и Netscape. Список примеров может быть продолжен. В частности, когда в 1997 году компания @Home акционировалась и вынесла свои акции на фондовый рынок, они были проданы за 800 млн. долларов, тогда как реальная стоимость ее активов составляла всего 7,6 млн. долларов.

Задумаемся, есть ли смысл создавать новые производственные мощности для изготовления, скажем, обуви, если в мире и так 40% подобных производственных мощностей простаивают. Необходим ли обувной компании собственный автотранспортный парк для обеспечения перевозок готовой продукции от изготовителя до магазинов. Нужна ли этой компании, наконец, своя собственная торговопроводящая сеть, через которую будет осуществляться реализация продукции. Компания Nike, например, предпочитает со всем этим не связываться. Тогда какой же капитал стоит за ее акциями на фондовом рынке? Это – интеллектуальный, человеческий и структурный капитал предприятия, т.е. капитал, обеспечивающий его способность производить новую стоимость с помощью накопленных в мире производственных мощностей. Капитал же в традиционном смысле слова, т.е. в материально-вещественной и финансовой форме, постепенно перестает быть основой оценки стоимости коммерческого предприятия, по крайней мере с точки зрения его потенциальных инвесторов.

Если говорить коротко, то интеллектуальный капитал – это знания, которыми располагает организация, выраженные в ясной, недвусмысленной и легко переносимой форме, например, в форме программного обеспечения. Человеческий капитал можно оценить через стоимость взаимоотношений работников организации (например, с клиентами, подрядчиками, специалистами со стороны и т.п.) и через стоимость их накопленного практического опыта. Структурный капитал – это опыт и мастерство организации в целом, воплощенные в организации процессов и систем в ней, ее стратегии и тактике деятельности.

Заключение

По мере нарождения нового, пост-индустриального, уклада жизни общества в сфере экономики и бизнеса происходят коренные изменения, сопровождающиеся фундаментальной трансформацией бизнес-систем. Меняется характер и направление процессов организации, производства, реализации, инвестирования и конкуренции. Размываются различия между товарами в форме продуктов и услуг, между продавцом и потребителем. Материально-вещественный и финансовый капитал уступает свое первостепенное значение интеллектуальному, человеческому и структурному капиталу. Реальностью становится виртуализация коммерческих предприятий. Все это ставит массу вопросов как теоретического, так и чисто практического плана. Например, как будет меняться роль и место государства? Как государство может контролировать деятельность виртуальных предприятий? Как должен распределяться доход в бизнес-системах пост-индустриального общества? Как оценивать стоимость вклада интеллектуального, человеческого и структурного капитала в результаты бизнеса? И многие другие вопросы.

Источник - Ефремов В.С., Бизнес-системы постиндустриального общества - Менеджмент в России и за рубежом, № 5 , 1999.

ДРУГИЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

Все научные статьи

СТАТЬИ

Управление качеством: концептуальные проблемы новых стандартов ИСО 9000

Государственное управление в регионах: новые подходы

Организационный подход к управлению конфликтом в кризисной ситуации

Бизнес-системы постиндустриального общества

Информационно-аналитические технологии и выбор решений

Стандарты ISO – какие бывают и для кого актуальны

ГОСТ Р 66.1 02 2015 — самая актуальная версия стандарта

ISO 9001 – самый распространенный стандарт

Цели и особенности проведения сертификации

ISO 9001 сертификация – система менеджмента нового образца

Сертификация по ISO 9001 – гарантированное продвижение компании

Какие сферы контролируют стандарты ISO?

ГОСТ Р 66.1 02 2015 - составляющая национальной системы стандартов

Актуальный менеджмент качества ISO 9001 для компаний и организаций

Почему ISO 9001 ГОСТ важен для любой современной компании?

Как получить сертификат ИСО 9001?

Сертификат ГОСТ Р 56002 2014 — свидетельство опыта и репутации компании

Как получить сертификат ИСО 9001 в современных условиях

Зачем компании получать сертификат деловой репутации?

Как происходит оценка деловой репутации компании?

ТЕОРИЯ

Методы проведения аудита

Банковские расчеты. Аккредитив, инкассо, чек

Бизнес план. Структура бизнес плана

Предмет и метод бухгалтерского учета

Внешнеэкономическая деятельность

Инвестиционный портфель. Управление инвестиционным портфелем

Инновационный менеджмент: основные понятия и определения

Теория Дж.М.Кейнса. Кейнсианская теория

Контроллинг. Сущность, функции и задачи контроллинга

Логистика. Основные понятия и требования логистики

Экономический рост. Факторы экономического роста

Международный маркетинг

Закон спроса. Эластичность спроса

Мировое хозяйство. Структура и ресурсы мирового хозяйства

Налог. Классификация налогов

Управление персоналом

Оценка рисков. Методы оценки рисков

Миссия и цели организации

Учет затрат. Организация учета затрат на предприятии

Методы и показатели финансового анализа предприятия

Финансовый маркетинг

Бюджетная система. Государственный бюджет

Организация производства. Производственный процесс

Экономические показатели. Система показателей экономической статистики

КАК НАПИСАТЬ